Рус / Eng

Сайт находится в стадии разработки

About project

Literature

News

Collections

Museum

Authors

Contacts

Indices

Houses

Partners

Exhibitions

Maecenas

Persons

Search

About project

News

Museum

Collections

Indices

Partners

Maecenas

Search

Портрет священника (Г.К.Левицкого?)

Английское название

Portrait of Priest (Grigoriy Levitzkiy?)

Время создания

1779

Форма

Овал, вписанный в четырёхугольник

Материалы и техника

Холст, масло

Размер

71,2×58

Варианты названия

Портрет священника (Г.К.Левицкого?); Портрет отца художника [3]

Из коллекции

Ф.И.Прянишникова

Дар от

Александра II

Современное место хранения

Государственная Третьяковская галерея

Инвентарный номер

5114

Слева внизу подпись: П.Левицкiй 1779. Году

Левицкий Григорий Кириллович — отец художника. Родился в селе Маячка под Полтавой. Носил фамилию Нос, позднее, женившись на дворянке Левицкой, принял фамилию жены. Ряд лет провёл в «немецкой земле», жил в Бреслау (1720—1730). С 1741 — священник. Жил в Киеве, где занимался гравированием, выполнял отдельные заказные работы.

Портрет в 1864 гравирован на дереве Л.А.Серяковым и приложен к «Художественному сборнику», изданному под редакцией графа А.С.Уварова [1].

Цитаты:

В это время Левицкого, очевидно, особенно увлекала возможность живописными средствами усилить эмоциональность, содержательность образов. Отсюда такое внимание к решению колористических и светотеневых задач.

Очень показателен в этом отношении портрет старика священника (1779), который обычно считается изображением отца художника, хотя Григорий Кириллович Левицкий умер в 1769 году, за десять лет до того, как был написан портрет.

Нередко говорят, что в этом произведении Левицкий достиг почти рембрандтовской силы и глубины. Основанием для такого утверждения служат, с одной стороны, особенная человечность и проникновенность образа, с другой же — смелое и мастерское использование художником выразительных средств светотени.

Весь портрет погружён в глубокую густую и одновременно прозрачную тень. Только обрамлённое седыми волосами и бородой изрезанное морщинами лицо с пергаментной кожей выступает из темноты. Глаза, когда-то голубые, а теперь словно выцветшие от времени, отражают всё ещё напряженную работу мысли. Большая человеческая мудрость — вот итог этой долгой жизни. Легкое движение света и тени на лице и одежде, глубокая, тёплая гамма красок усиливают напряжённость образа [2].

 

Портрет отца художника, престарелого священника в бархатной тёмно-красной рясе с зелёной подкладкой; поясной, почти en face. Ф[игура] н[атуральной] в[величины]. <...> Овал в четырёхугольной раме.

По справедливости считается лучшим произведением Левицкого. Написан широко, сочно, необыкновенно колоритно, рельефно и одушевлённо [3].

 

...Необходимо остановиться ещё на одной группе. Группа эта включает в себя столь разные портреты, как «Неизвестного в красном» (1[7]77 г.), портрет М.А.Львовой (того же года), «Священника» 1779 г., два портрета супругов Бакуниных 1782 г. и многие другие. Ни один из них, по первому впечатлению, не похож на другой, особенно выпадает портрет «Священника», вообще не укладывающийся  в общее направление творчества художника, — но все они объединяются одним и тем же в рассмотренных раньше портретах совершенно чуждым Левицкому стремлением: передать не только облик, строющую объём поверхность, но также строение и материал человеческого тела.
Оставляются сложные композиции первых портретов; почти всегда даются лишь бюсты. Обдуманно заполнены рамы. Прекрасно выполнены головы; нет сплошных оливково-коричневых теней. Чрезвычайно тонко и вместе выразительно-сильно скомпанованы чистые, яркие цвета, данные в самой глубокой напряжённости, особенно в лицах. Совершенно изменилась и техника, находящая теперь особый язык для каждой части портрета. Уверенные, спокойные, мягкие в одежде мазки — становятся мелкими, перекрещивающимися в фоне, создавая поразительную глубину и прозрачность его. Резкими, сильными, жёсткими ударами кисти лепятся формы лица. Кисть словно врывается в полотно. Краска накладывается густым, плотным слоем, утончающимся в прозрачных тенях и уплотняющимся на ярких бликах. Все формы приобретают особую значительность и жизненность. Сгущается киноварный румянец, загораются блики на зрачках, почти осязательно переливается кровь под кожей, чувствуется костяк и облекающее его трепещущее тело.
Формальные данные этих портретов как бы ложатся в основу всех дальнейших работ художника, подвергаясь при этом самым различным модификациям [4].

[1] Кат. ГТГ. Живопись. Т. 2.

[3] Новицкий А.П. Художественная галерея МПиРМ. С. 192.

[4] Корницкий И. Дмитрий Григорьевич Левицкий // Среди коллекционеров. 1922. № 4. Апр. С. 10—11.