Рус / Eng

Сайт находится в стадии разработки

О проекте

Литература о музее

Новости

Коллекции

Музей

Авторы

Контакты

Указатели

Здания

Партнёры

Выставки

Меценаты

Люди

Поиск

О проекте

Новости

Музей

Коллекции

Указатели

Партнёры

Меценаты

Поиск

Портрет священника (Г.К.Левицкого?)

Английское название

Portrait of Priest (Grigoriy Levitzkiy?)

Время создания

1779

Форма

Овал, вписанный в четырёхугольник

Материалы и техника

Холст, масло

Размер

71,2×58

Варианты названия

Портрет священника (Г.К.Левицкого?); Портрет отца художника [3]

Из коллекции

Ф.И.Прянишникова

Дар от

Александра II

Современное место хранения

Государственная Третьяковская галерея

Инвентарный номер

5114

Слева внизу подпись: П.Левицкiй 1779. Году

Левицкий Григорий Кириллович — отец художника. Родился в селе Маячка под Полтавой. Носил фамилию Нос, позднее, женившись на дворянке Левицкой, принял фамилию жены. Ряд лет провёл в «немецкой земле», жил в Бреслау (1720—1730). С 1741 — священник. Жил в Киеве, где занимался гравированием, выполнял отдельные заказные работы.

Портрет в 1864 гравирован на дереве Л.А.Серяковым и приложен к «Художественному сборнику», изданному под редакцией графа А.С.Уварова [1].

Цитаты:

В это время Левицкого, очевидно, особенно увлекала возможность живописными средствами усилить эмоциональность, содержательность образов. Отсюда такое внимание к решению колористических и светотеневых задач.

Очень показателен в этом отношении портрет старика священника (1779), который обычно считается изображением отца художника, хотя Григорий Кириллович Левицкий умер в 1769 году, за десять лет до того, как был написан портрет.

Нередко говорят, что в этом произведении Левицкий достиг почти рембрандтовской силы и глубины. Основанием для такого утверждения служат, с одной стороны, особенная человечность и проникновенность образа, с другой же — смелое и мастерское использование художником выразительных средств светотени.

Весь портрет погружён в глубокую густую и одновременно прозрачную тень. Только обрамлённое седыми волосами и бородой изрезанное морщинами лицо с пергаментной кожей выступает из темноты. Глаза, когда-то голубые, а теперь словно выцветшие от времени, отражают всё ещё напряженную работу мысли. Большая человеческая мудрость — вот итог этой долгой жизни. Легкое движение света и тени на лице и одежде, глубокая, тёплая гамма красок усиливают напряжённость образа [2].

 

Портрет отца художника, престарелого священника в бархатной тёмно-красной рясе с зелёной подкладкой; поясной, почти en face. Ф[игура] н[атуральной] в[величины]. <...> Овал в четырёхугольной раме.

По справедливости считается лучшим произведением Левицкого. Написан широко, сочно, необыкновенно колоритно, рельефно и одушевлённо [3].

 

...Необходимо остановиться ещё на одной группе. Группа эта включает в себя столь разные портреты, как «Неизвестного в красном» (1[7]77 г.), портрет М.А.Львовой (того же года), «Священника» 1779 г., два портрета супругов Бакуниных 1782 г. и многие другие. Ни один из них, по первому впечатлению, не похож на другой, особенно выпадает портрет «Священника», вообще не укладывающийся  в общее направление творчества художника, — но все они объединяются одним и тем же в рассмотренных раньше портретах совершенно чуждым Левицкому стремлением: передать не только облик, строющую объём поверхность, но также строение и материал человеческого тела.
Оставляются сложные композиции первых портретов; почти всегда даются лишь бюсты. Обдуманно заполнены рамы. Прекрасно выполнены головы; нет сплошных оливково-коричневых теней. Чрезвычайно тонко и вместе выразительно-сильно скомпанованы чистые, яркие цвета, данные в самой глубокой напряжённости, особенно в лицах. Совершенно изменилась и техника, находящая теперь особый язык для каждой части портрета. Уверенные, спокойные, мягкие в одежде мазки — становятся мелкими, перекрещивающимися в фоне, создавая поразительную глубину и прозрачность его. Резкими, сильными, жёсткими ударами кисти лепятся формы лица. Кисть словно врывается в полотно. Краска накладывается густым, плотным слоем, утончающимся в прозрачных тенях и уплотняющимся на ярких бликах. Все формы приобретают особую значительность и жизненность. Сгущается киноварный румянец, загораются блики на зрачках, почти осязательно переливается кровь под кожей, чувствуется костяк и облекающее его трепещущее тело.
Формальные данные этих портретов как бы ложатся в основу всех дальнейших работ художника, подвергаясь при этом самым различным модификациям [4].

[1] Кат. ГТГ. Живопись. Т. 2.

[3] Новицкий А.П. Художественная галерея МПиРМ. С. 192.

[4] Корницкий И. Дмитрий Григорьевич Левицкий // Среди коллекционеров. 1922. № 4. Апр. С. 10—11.