Рус / Eng

Сайт находится в стадии разработки

About project

Literature

News

Collections

Museum

Authors

Contacts

Indices

Houses

Partners

Exhibitions

Maecenas

Persons

Search

About project

News

Museum

Collections

Indices

Partners

Maecenas

Search

Портрет И.А.Крылова

Английское название

Portrait of Ivan Krylov

Время создания

1839

Материалы и техника

Холст, масло

Размер

102,3×86,1

Варианты названия

Портрет И.А.Крылова

Из коллекции

Ф.И.Прянишникова

Дар от

Александра II

Современное место хранения

Государственная Третьяковская галерея

Инвентарный номер

5050

Не окончен. Неоднократно копировался. Гравирован на стали А.Дунканом.

Крылов Иван Андреевич — баснописец, писатель, журналист [1].

Цитаты:

Наш знаменитый баснописец сидит в кресле, en face. Левою рукою он облокотился на зелёную спинку кресла. На нём надет чёрный сюртук со звездою и Владимир на шее. Фон красный. Ф[игура] н[атуральной] в[еличины], поясная. В противуположность законченному портрету Витали, это не более как подмалёвок, но подмалёвок ловкий, характерный, можно сказать гениальный. Здесь как живой сидит тучный «дедушка Крылов», с умным, спокойным лицом, исполненным добродушного юмора [2].

 

Иван Андреевич Крылов, обычно неподвижный, сидя на натуре, оказался возмутительно нетерпелив. Карл и зубы ему заговаривал, и заставлял учеников читать вслух, — тучный старик каждые четверть часа с неожиданной лёгкостью поднимался с кресел и твердил, что ему пора, что некогда, что время позднее, что Карл, хотя и Великий, такой же великий лентяй, портрета всё равно не закончит, завтра же забудет про него, только намучит сидением. Карл сердился, хватал Ивана Андреевича за плечи, силком заталкивал обратно в кресло и, распалясь, старался написать в один сеанс — другой раз старика в мастерскую калачом не заманишь. Работалось сладко: красивое, спокойное лицо Крылова, обрамлённое лёгкими седыми волосами и бакенбардами, мудрые, всевидящие глаза, сдержанная, невесёлая складка губ, его тучное тело, за внешней тяжёлой неподвижностью которого угадывается решительность и способность действовать, — всё будто само слетало с кисти, с непреднамеренной точностью располагалось на холсте. Оставалась ненаписанной кисть руки, лежащая на спинке кресла, когда Иван Андреевич встал на ноги с такой уверенностью, что ясно стало, больше уже не усадишь. Карл засмеялся: «Какой нетерпеливый мужчина!» — и показал кистью на кусок незакрашенного холста в том месте, где должна быть рука. Крылов, улыбаясь глазами, сказал: «Рука на твоей совести, Карл Павлович. Я пари держу, что ты её до моей смерти не соберёшься написать!»

(И, как всегда, напророчил мудрый старик: после кончины Ивана Андреевича приказал Брюллов ученику Горецкому окончить портрет; тот ничего лучше не нашёл, как написать руку с гипсового слепка, мёртвую руку приделал к живому, горячему портрету, бездарный, — счистить бы её, пусть лучше дыра, пустая холстина, да покупатель тормошит, ему подавай, чтобы с рукой... Так и осталось.) [3]

 

Несмотря на то что портрет не окончен (рука написана учеником К.П.Брюллова Ф.А.Горецким с гипсового слепка руки покойного И.А. Крылова), он несёт в себе черты так восхищавшей публику живописной маэстрии Брюллова. Особенно впечатляет полный экспрессии контраст чёрного сюртука и тёмно-красного пылающего фона – сочетание, которое будет особенно часто появляться в поздних портретах мастера [4].

[1] Кат. ГТГ. Живопись. Т. 3.

[2] Новицкий А.П. Художественная галерея МПиРМ. С. 51.

[3] Порудоминский В.И. Брюллов. М., 1979. (Жизнь замечательных людей; Вып. 594). С. 277.

[4] Страница картины на сайте ГТГ.